На календаре новое десятилетие, где в самых разных сферах человеческой деятельности произойдут не менее разнообразные изменения. Один год проходит быстро, и мы не всегда замечаем изменения в нашей жизни, которые он привносит. По-настоящему почувствовать масштаб динамики развития нашего мира возможно, оглянувшись на прошедшие десятилетия. Именно этот отрезок времени является наиболее показательным и позволяет увидеть ширину шага человечества в недавнем прошлом. Итоги десятилетия позволяют нам окинуть взглядом весь тот пройденный путь и, возможно, переосмыслить некоторые вещи, или подчерпнуть что-то полезное. 

В текущей статье команда GFLO Consultancy хотела бы подвести итоги десятилетия в рамках международного частного права, вспомнить, что нас волновало, о чем мы говорили, что обсуждали; а также поделиться своим мнением относительно грядущих десяти лет.

Итоги десятилетия в международном частном праве (2010-2019)

Сложности открытия корпоративных счетов в банках; комплаенс и KYC в банках; ликвидация ABLV

Итоги десятилетия нельзя не начать с темы банков. В 2010х годах по всему миру стала все отчетливее проявляться тенденция к ужесточению контроля банками за операциями своих клиентов, при этом требования самих банков в отношении новых клиентов, под напором регулирования и прочих факторов, стали гораздо более строгими. Весь процесс имел нелинейную динамику, однако был заметен четкий курс в сторону ужесточения правил ведения международного бизнеса. Открыть счет в банке с каждым годом становилось все сложнее, и все больше операций по счету подвергались проверке со стороны банков. 

Стоит оговориться, что причины отказов в открытии счетов резидентным компаниям стоит обсуждать отдельно в зависимости от страны и ее особенностей, здесь же речь пойдет скорее об общих тенденциях, которые наблюдались в банковском мире в отношении нерезидентных компаний.

Еще всего лет десять назад не составляло труда открыть компанию где-нибудь на Сейшелах или БВО, пойти в европейский банк и открыть там счет. Говоря об этом, конечно же многие вспоминают Латвию, которая к середине прошлого десятилетия фактически стала Меккой для нерезидентов с офшорными компаниями.

Но, к середине десятилетия все больших оборотов набирала и общемировая борьба с отмыванием денег, финансированием терроризма и офшорными схемами, что привело к давлению на банковскую систему Латвии, больше половины банков которой по состоянию на 2016 специализировались на обслуживании нерезидентов. Несмотря на ужесточение вышеупомянутых правил, банковский сектор продолжал свою работу без существенных изменений вплоть до 2018 года, который для банковской системы Латвии можно назвать переломным.

В начале 2018 года FinCEN опубликовал доклад, согласно которому третий по величине банк Латвии ABLV замешан в организации системы по отмыванию денег, полученных преступным путем. Как следствие, было принято решение о ликвидации банка, а сама Латвия начала уменьшать процент счетов в своем банковском секторе. Как итог, на сегодняшний день двери Латвии для нерезидентных компаний фактически закрылись.

Конечно же, говоря о банковской сфере 2010х, нельзя не упомянуть KYC процедуры и комплаенс в банках, так как они на деле проявили себя в течение последнего десятилетия. 

После финансового кризиса 2008 года банки по всему миру столкнулись с усилившимся контролем со стороны исполнительных органов власти. Комплаенс стал острой проблемой, поскольку отсутствие должной осмотрительности могло привести к плачевным для банка последствиям, таким как штрафы, временная приостановка деятельности и даже принудительное закрытие (ликвидация). По этой причине серьезный комплаенс-контроль не только стал неотъемлемой частью деятельности любого банка, но и существенно ужесточился.

Изменения эти можно закономерно связать с развитием мер по противодействию отмыванию денег, антиофшорной политике, а также с принятием новых законов и иных регуляций. В меньшей степени также повлиял тот факт, что AML регулирование и, как следствие, комплаенс банков в рамках KYC процеуры, которая является его инструментом, оставляют определенную свободу в принятии решений на микроуровне банка при рассмотрении клиента. Как следствие, требования банков в части комплаенса стали еще больше и разнообразнее в зависимости от банка и страны его местонахождения.

По итогам десятилетия, при рассмотрении клиента особую важность играет источник происхождения средств и реальное местонахождение бизнеса. Кроме этого, есть еще масса интересующих банк данных, которые влияют на принятие решения об открытии счета. Дополнительным усложняющим фактором является ранее упомянутая свобода в принятии решений на микроуровне банка в рамках AML процедур, следствием чего являются временами довольно существенные требования к подтверждающим документам, что может создавать трудности для некоторых представителей международного бизнеса.

Как ответ на повышение сложности и требований для открытия счета в классическом банке для некоторых видов бизнеса, большую популярность стали набирать платежные системы и некоторые необанки, где процедура открытия счета зачастую проще и удобнее.

В обозримом будущем вероятнее всего произойдет еще большее сегментирование рынка, где разнообразные финтех стартапы (платежные системы и необанки) будут удовлетворять интересы малого и частично среднего бизнеса, а классические банки будут обслуживать преимущественно крупные компании.

Необанки и платежные системы стали популярными

Технологический прогресс за последние 10 лет не обошел стороной и финансовый сектор предоставления услуг. Огромной популярностью стали пользоваться так называемые необанки и платежные системы.

История и тех, и других началась задолго до прошедшего десятилетия. Но подводя итоги десятилетия нельзя не рассказать как платежные системы или, как их называют в народе — «платежки», начали свой путь еще в 20 веке. Основой их развития считаются изобретения американского ученого Дэвида Чаума, который в 1989 году основал в США компанию «DigiCash». Основной задачей «DigiCash» являлось разработать и внедрить технологию обращения электронных денег. Несмотря на то, что компания не просуществовала долго и объявила о банкротстве в 1998 году, само ее возникновение стало основой для развития электронных платежных систем. Позже, успех платежной системы PayPal, основанной в 1998 году, стал очередным толчком к развитию подобных провайдеров финансовых услуг.

Однако наиболее существенным вкладом в развитие ранее упомянутых финансовых решений можно назвать принятие европейских директив PSD1 в конце нулевых 21 века и PSD2 в середине прошлого десятилетия, которые, кроме существенного влияния на банковскую сферу в целом, простимулировали развитие платежных систем в том виде, в котором мы их видим сегодня в ЕС.

Кроме этого, вместе с платежными системами развивались и необанки, основной отличительной чертой которых от всем знакомых классических банков является отсутствие обширной сети физических отделений, вместо которых основной акцент сделан на онлайн составляющую.

Нельзя сказать, что необанки представляют собой что-то кардинально новое и революционное, как может показаться с первого взгляда, ввиду, субъективно говоря, довольно пафосного названия. «Новые банки» фактически являются логическим продолжением экспериментов классических банков в виде мобильного или интернет банкинга.

Стремительное развитие мобильного интернета и умных телефонов, произошедшее фактически за последнее десятилетие, показало активное повышение спроса на подобного рода сервисы. Учитывая более чем успешный опыт работы многих компаний в сфере электронной коммерции, который продемонстрировал возможность переноса классического бизнеса из физического помещения в онлайн, необанки, следуя указанной концепции, решили попоробовать отказаться от сети физических отделений также. Как следствие, это позволяет им предоставлять более низкие комиссии, более высокие процентные ставки и, что самое главное, более высокий уровень обслуживания клиентов, что и объясняет их растущую популярность.

Как платежные системы, так и необанки становились все более популярными именно за прошедшее десятилетие, и в новом десятилетии рост интереса и их востребованности скорее всего будет расти. Конечно, бизнес модели подобных финтех проектов подвергнутся испытаниям в долгосрочной перспективе, однако пользователи подобных финансовых инструментов по итогам нового десятилетия, вероятнее всего, получат только более выверенные и эффективные решения для бизнеса и жизни.

Мировая борьба с офшорами; введение требований об экономическом сабстенсе; закат офшоров

Эти итоги десятилетия обязательно должны быть и о офшорах. 2010е ознаменовались началом всемирной борьбы с ними, а конкретно с негативными последствиями, которые они создавали для экономики многих стран. 

Напомним, что деофшоризацию можно охарактеризовать как комплекс мер, направленных против сокрытия доходов компаний, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью в офшорных зонах. Простыми словами: цель деофшоризации — повысить прозрачность ведения бизнеса путем ужесточения регулирования деятельности офшорных компаний, а также ужесточения законодательства в самих офшорных зонах.

Занимательным фактом является то, что по-настоящему бороться с применением офшорных схем международное сообщество начало только в прошлом десятилетии, хотя практика их применения началась еще в двадцатом веке.

В 2013 году Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) был предложен План BEPS (Base Erosion and Profit Shifting), цель которого — бороться со злоупотребительными налоговыми практиками, приводящими к размыванию налоговой базы и искусственному уходу от налогов. В отношении офшорных зон начали ужесточаться требования, повысилась коммуникация между странами ОЭСР, процесс борьбы с офшорами был запущен.

Однако на практике указанный процесс по-настоящему проявил себя в 2017 году, когда страны ОЭСР подписали Многостороннюю конвенцию по выполнению Плана BEPS и, как следствие, был создан единый «стандарт» обмена информацией между странами.
Под давлением стран-участниц Конвенции многие офшорные юрисдикции были вынуждены не только участвовать в обмене информацией, но и принять ряд изменений в своих законах о компаниях.

Одним из самых значимых изменений в рамках антиофшорного законодательства стало принятие законов об экономическом сабстенсе/присутствии (economic substance) с 2018 года, которые вступили в силу во многих офшорных юрисдикциях с 2019 года. Простыми словами экономический сабстенс можно определить как необходимость подтверждения экономического присутствия в стране налогового резидентства компании, которое выражается в требовании наличия офиса, местного резидента — участника компании, сотрудниках и т.д.

На практике получилось, что обеспечение сабстенса во многих юрисдикциях попросту не выгодно экономически в сравлении с любой мидшорной юрисдикцией. Ведь подтверждая резидентность на территории большинства офшоров, компания обязана, помимо прочего, готовить отчетность и уплачивать налоги, ставки которых могут быть весьма внушительными.

На данный момент очевидным является тот факт, что мировая борьба с офшорами оказалась успешной, и скорее всего в будущем произойдет окончательный сдвиг в сторону мидшорных юрисдикций, а в последствии все может закончиться отсутствием экономической целесообразности открытия компании в любом другом месте, кроме как в стране непосредственного ведения деятельности.

Итоги десятилетия: Закон о КИК; амнистия капитала

На фоне глобальной борьбы с офшорами, частью которой является и Россия, ноябрь 2014 года ознаменовался принятием Федерального закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)».

Подводя итоги десятилетия стоит вспомнить, что Закон вступил в силу 1 января 2015 года и получил название «Закон о КИК». Принятие данного закона послужило толчком к новому этапу деофшоризации в России.

Предлагаем вспомнить основные нововведения данного Закона.

  • В первую очередь, Закон о КИК обязал налогоплательщиков уведомлять об их участии в иностранных организациях в случае, если доля их прямого участия превышает 10%; об учреждении иностранных структур без образования юридического лица; о контролируемых иностранных компаниях, в отношении которых данные лица являются контролирующими лицами; а также об участниках вышеназванных иностранных организаций.
  • Также, Закон определил понятие контролирующего лица организации, под которым понимаются следующие лица:
    • физическое или юридическое лицо, доля участия которого в организации составляет более 25 процентов;
    • физическое или юридическое лицо, доля участия которого в организации (для физических лиц — совместно с супругами и несовершеннолетними детьми) составляет более 10 процентов, если доля участия всех лиц, признаваемых налоговыми резидентами Российской Федерации, в этой организации (для физических лиц — включая супругов и несовершеннолетних детей) составляет более 50 процентов.
  • Не менее важным положением стало правило о налогообложении нераспределенной прибыли иностранной организации (структуры без образования юридического лица), контролирующим лицом которой является резидент РФ. Такая прибыль по смыслу Закона о КИК учитывается в составе доходов контролирующего лица и, соответственно, облагается налогом в Российской Федерации. Смысл данного положения легко объясняется, ведь на протяжении многих лет центр получения основной прибыли находился в безналоговых или низконалоговых юрисдикции, и данное правило призвано этому противодействовать. Однако, из правила всегда есть исключения, и налогом на прибыль в РФ не облагается ряд организаций (некоммерческие организации, не распределяющие прибыль по личному закону; организации, в стране регистрации которых эффективная ставка налога на прибыль составляет не менее 75% средневзвешенной ставки корпоративного налога на прибыль; банки или страховые организации и др., перечисленные в ч.7 статьи 1 Закона о КИК).
  • В соответствии с Законом о КИК иностранная организация, управляемая и контролируемая с территории Российской Федерации, может быть признана российским налоговым резидентом и обязана уплачивать налог со всего дохода, независимо от места его получения. Статья 19 НК РФ была дополнена следующим положением: «В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, налогоплательщиками признаются иностранные структуры без образования юридического лица.».

При этом нельзя не упомянуть и об амнистии капиталов в Российской Федерации. Амнистия капиталов – это создание условий для легализации бизнеса, сокращения теневой экономики и увеличения потока инвестиций в российскую экономику.

Всего на данный момент насчитывается 3 этапа амнистии капитала в РФ.

Впервые предложение провести полную налоговую амнистию капиталов в России было сделано в 2014, а уже в 2015 году был принят Федеральный закон «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов)» (далее – Закон), который предусматривал процедуру декларирования, в рамках которой физическое лицо будет вправе представить специальную декларацию о своих иностранных счетах и активах в установленный срок.

Напомним, декларирование счетов позволяет декларантам освободить себя от ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, а также от уплаты налогов за прошлые периоды взамен на раскрытие информации о принадлежащих им имуществе и счетах в зарубежных банках.

Первая амнистия капитала в РФ длилась с июля 2015 по 31 декабря 2015. Поскольку деклараций было подано всего около 200 (что не оправдало ожидание законодателей), срок был продлен до 30 июня 2016.

Интересно:
Первый вариант амнистии требовал репатриации (возвращения на родину) имущества, которое находится в странах, не обменивающейся информацией с РФ. Однако вскоре требование о репатриации было отменено.

5 апреля 2016 года были приняты поправки, предусматривающие распространение амнистии в отношении имущества КИК, что влекло освобождение декларанта от ответственности по имуществу КИК за деяния, совершенные после 1 января 2015 года.

В конце 2017 года президент России предложил снова продлить амнистию капитала.

Так, амнистия была продлена на период с 1 марта 2018 года по 28 февраля 2019 года. Условия второго этапа декларирования повторяли условия первого этапа с некоторыми изменениями в пользу декларанта. Вторая амнистия оказалась выгоднее первой, как по причине автоматического обмена налоговой информацией, так и по причине санкций со стороны США.

16 мая 2019 года Госдума приняла ряд изменений в Закон. Нововведения устанавливают порядок проведения третьего этапа программы амнистии капитала на срок с 1 июня 2019 года по 28 февраля 2020 года. Подавать декларации вправе все физические лица, в том числе и те, кто уже подавал декларацию в рамках первого и второго этапов амнистии капитала. Третий этап в ряде случаев предусматривает репатриацию капиталов.

Вполне резонно ожидать, что на фоне процесса деофшоризации, амнистии, ужесточенной борьбы ОЭСР, количество уведомлений по КИК в следующем десятилетии повысится. Вместе с тем, будет ли еще одна амнистия капитала никто сказать на данный момент не может, скорее всего все будет зависеть от исхода текущей волны амнистии. Стоит лишь дополнительно сказать, что к концу 2019 году в соответствии с приказом Минюста насчитывается 77 государств и 12 территорий, с которыми у России действует автоматический обмен информацией. Учитывая, как число увеличившихся соглашений об обмене информацией повлияло на вторую амнистию капитала, можно полагать, что, если продление амнистии все же планируется, то количество поданных деклараций может увеличиться.

Рост популярности программ получения гражданства за инвестиции; скандал с Кипрскими паспортами

Развитие практики выдачи гражданства за инвестиции началось еще в конце 20 века, однако именно в 2010х годах рынок принципиально изменился с появлением Кипра и Мальты среди стран, предлагающих гражданство в обмен на инвестиции.

Подводя итоги десятилетия стоит заметить, что лидерами в рейтинге стран с лучшими условиями для получения гражданства за инвестиции стабильно остаются островные государства — Сент-Китс и Невис, Доминика, Сент-Люсия, Гренада и др.

На Кипре программа получения гражданства за инвестиции появилась в 2013 году как результат финансового кризиса и по состоянию на 2019 год принесла более 6.5 млрд.евро. В целях улучшения экономики программа предлагала достаточно выгодные условия, и получить паспорт стало возможно, инвестировав от 2 млн. евро.

По причине недостаточно тщательного процесса отбора кандидатов паспорта получили также лица, разыскиваемые или обвиняемые в различных видах преступлений, в том числе финансовых.

Это вызвало бурную реакцию как со стороны ЕС, так и внутри Кипра со стороны оппозиционных партий, что говорит и о частично политической стороне скандала.

Как следствие, Кипр ужесточил правила отбора кандидатов с 2019 года; у некоторых лиц, получивших паспорта, могут их отобрать.

Кипрский скандал с «золотыми паспортами» повлиял и на другие страны, такие как Мальта или Австрия. Еврокомиссия всячески раскритиковала подобные программы по выдаче паспортов или ВНЖ иностранным гражданам. Есть риск, что подобное недовольство со стороны ЕС может повлечь как минимум серьёзные изменения внутри программ, а как максимум — их отмену.

Стоит заметить, что отношение к «золотым паспортам» в мире по большому счету за прошлое десятилетие ухудшилось по мере того, как рос на них спрос. Например, подобные программы в некоторых островных государствах существовали с конца 20го века, однако их популяризация произошла уже во второй половине 2000х, и отдельный скачок случился после присоединения Мальты и Кипра.

Скорее всего, в новом десятилетии мы увидим падение спроса на подобные программы по причине ужесточения критериев отбора в одних странах, а также общего ухудшения отношения к подобных удостоверительным документам в мире. Как следствие, выбор большинства иммигрантов будет скорее всего останавливаться на натурализации.

Итоги десятилетия: Криптовалюты

Подводя итоги десятилетия, само собой, нельзя не упомянуть и криптовалюты, первая из которых появилась на свет уже в конце позапрошлого десятилетия, однако фактически свое детство «крипта» провела в прошлом десятилетии. Из неизвестного и абстрактного «нечто» криптовалюты стали нормой в сегодняшних реалиях.

Давайте вспомним несколько основных событий, произошедших в криптомире в прошлом десятилетии.

Первая реальная покупка товара за биткоин (первая криптовалюта) произошла уже в новом десятилетии, а именно в 2010 году, когда некто Laszlo Hanyecz купил две пиццы за 10 000 BTC, что по сегодняшнему курсу было бы порядка 80 млн. долларов.

С 2011 по 2015 год биткоин был все еще в тени, запускались альтернативные криптовалюты, биткоин в один момент сравнялся с долларом, появились обменники, и хакерские атаки на них, в том числе похищение 850 000 BTC после атаки на Mt. Gox (самую большую крипто биржу того времени).

В 2015 был запущен Etherium, вторая по капитализации криптовалюта на данный момент, которая также подарила криптомиру смарт-контракты.
Фактически с 2015 года началось распространение «крипты» в массы. Все больше услуг и товаров стало возможным купить за криптовалюту, например, поездку в Uber’е в отдельных регионах или покупку цифровых товаров в магазине Steam. Капитализация рынка взлетела, равно как и осведомленность общественности о наличии нового финансового инструмента.

На данный момент криптовалюты являются частью финансовых реалий текущего времени, хотя и нельзя сказать, что отношение к ним исключительно позитивное, чему есть довольно объективные причины.

Вместе с тем, по мере того, как мир постепенно отдает предпочтение отказу от бумажных денег, и все операции начинают переходить в онлайн, если не использование самих криптовалют в их текущем виде, то как минимум применение технологии, которая лежит в их основе, вероятно станет набирать популярность в ближайшее десятилетие.

Итоги десятилетия: ICO проекты

2017 — это именно тот год, когда, как будто из ниоткуда, появилась масса ICO проектов, которые заполонили интернет и умы гиков, крипто энтузиастов, и даже простых людей, которые далеки от мира технологий. Такого ажиотажа не было скорее всего со времен «пузыря доткомов». Казалось бы, все либо проводили ICO, либо расстегивали кошельки, чтобы в них вложиться.

А все начиналось еще в 2013 году, когда Mastercoin провел первое в мире ICO, и оно увенчалось успехом, собрав порядка полумиллиона долларов. В основе лежал блокчейн Bitcoin, который не совсем подходил под поставленную задачу, так как был слишком простым и не позволял реализовать на нем любую вычислимую функцию (см. Полнота по Тьюрингу), его основной задачей все же было проведение транзакций от кошелька А к кошельку Б.

Решила эту проблему запущенная в 2015 году платформа Ethereum, которая была лишена ограничений Bitcoin и впоследствии стала основой для многих ICO.

Однако основным толчком бума ICO проектов стало далеко не наличие инструментария для их проведения.

В 2016 году была запущена так называемая The DAO — децентрализованная автономная организация, представляющая собой платформу для сбора средств и их последующего инвестирования, которая не была привязана ни к какой стране и никем не регулировалась. Исходный код платформы был открыт и доступен всем желающим для ознакомления.

Еще до проведения ICO стало известно, что код содержит критические уязвимости. Вместе с тем, ICO было проведено и увенчалось сбором порядка 160 миллионов долларов США, тем самым публично продемонстрировав, что «кривой» код и абсолютно не выверенная экономическая модель могут привлечь существенные суммы в качестве инвестиций. Это было неожиданно, но это случилось, после чего ICO стали появляться, как грибы после дождя. Сама же The DAO стала жертвой хакерских атак, которые эксплуатировали выявленные баги, потеряла существенную сумму денег, стала предметом изучения SEC, которая признала токены ценной бумагой (а в таком случае обязана была следовать соответствующей букве закона, что не было сделано), претерпела делистинг с крупных бирж, что и ознаменовало ее крах.

Бум ICO проектов достиг своего пика в 2017 году. Казалось бы, стояло приложить минимальные усилия, и очередь спонсоров уже бросала бы деньги проекту. Этот год поистине был потрясающим, по его итогам ICO привлекли в общей сложности порядка 6 с лишним миллиардов долларов.

Уже в следующем году всеобщая одержимость подобными проектами начала стихать. Причин тому было несколько, с одной стороны «хайп» — это краткосрочная вещь по своей сути, с другой — невероятное количество мошенников, которые решили быстро разбогатеть, запуская красиво разрисованные воздушные шарики вместо реальных проектов, подорвали доверие со стороны даже самых фанатичных крипто энтузиастов. Как следствие, волна денег стихла.

Кроме того, на протяжении всего 2017 года многие страны начали вырабатывать свои позиции в отношении криптовалют, и, как следствие, любой проект потенциально мог быть подвержен оценке со стороны тех или иных регулирующих органов, самым серьёзным из которых был и есть SEC. Если проект фактически предлагал токены, которые по своей сути были ценной бумагой, то стоящие за таким токеном компании уже не просто могут получать за них реальные деньги, а еще и должны следовать соответствующему регулированию.

Как следствие огромного числа мошеннических проектов (по некоторым оценкам 80% проектов в 2017 году были скамами (от анг. слова Scam — мошенничество)) и нового регулирования, на свет появились STO — Security Token Offerings, которые наиболее легко охарактеризовать как токенизированые IPO, а время ICO по всей видимости очень ярко мигнуло и прошло.

В новом десятилетии мы скорее всего узнаем, наберут ли популярность STO. Криптовалюты все еще являются мировым феноменом, чье регулирования находится в процессе становления.

Заключение

Разумеется, это далеко не все изменения которые произошли в сфере международного частного права за последние десять лет, однако по нашему мнению именно они имели наиболее существенное влияние на формирование сегодняшнего рынка юридических и финансовых услуг для международного бизнеса. Подводя итоги десятилетия мы видим, как мир движется вперед и развивается, и каждый из нас развивается вместе с ним. Мы надеемся, что для каждого из Вас новое десятилетие принесет только самые позитивные моменты и беспроблемную работу для бизнеса.

ЗАКАЗАТЬ ОБРАТНЫЙ ЗВОНОК

Пожалуйста, заполните форму, и мы свяжемся с Вами!

Спасибо за Ваше сообщение. Оно было успешно отправлено.
При попытке отправить Ваше сообщение произошла ошибка. Пожалуйста, повторите попытку позже.